Олимпийский комитет России готов усилить контроль за деятельностью общественных спортивных объединений

Олимпийский комитет России готов усилить контроль за деятельностью общественных спортивных объединений

Президент Олимпийского комитета России (ОКР) Станислав Поздняков выступил с инициативой проведения реформ в отечественной спортивной отрасли. Они должны привести к усилению роли его структуры в управлении спортом. По мнению президента ОКР, при нынешней модели — с мощным центром в виде Министерства спорта РФ — федерации не могут качественно выполнять свои функции. ОКР намерен взять на себя контроль за их реализацией. Финансировать деятельность общественных объединений он намерен через ведомственную целевую программу с ежегодным объемом 1,3 млрд руб. Ключевая роль в управлении спортом ОКР в российской истории уже принадлежала — в 1990-е годы, а о целесообразности возвращения к этой системе два года назад, на пике «допингового кризиса» говорил его почетный президент Виталий Смирнов. Впрочем, проект реформ еще нуждается в согласовании с Минспорта РФ, чей глава Олег Матыцин назвал его «неожиданным».

Выступление Станислава Позднякова на заседании исполкома Олимпийского комитета России было посвящено формально рутинному вопросу — «повышению эффективности работы общественных объединений в спорте», однако фактически превратилось в программное.

По сути, в своем докладе господин Поздняков инициировал проведение в отрасли серьезных реформ.
Как следует из распространенных пресс-службой ОКР тезисов выступления Станислава Позднякова, их необходимость структура объясняет сложной текущей ситуацией. Она заключается в том, что «общероссийские и региональные спортивные федерации ввиду целого ряда факторов и обстоятельств» «фактически не имеют возможности заниматься развитием своих видов спорта», то есть выполнять главную функцию, которая закреплена за ними федеральным законом «О физической культуре и спорте». Констатируя это, ОКР указывает на нынешнюю модель управления отраслью, при которой «государство в лице Министерства спорта финансирует подготовку спортсменов и сборных команд к соревнованиям», и отмечает, что «развитие отдельно взятого олимпийского вида спорта и всей отрасли на территории РФ зависит далеко не только от спортивных результатов», а «деятельность каждой спортивной федерации, помимо подготовки спортсменов, базируется на нескольких ключевых направлениях». К ним относятся научно-методическое обеспечение, борьба с допингом, международное сотрудничество, долгосрочное планирование, организация и проведение соревнований, маркетинговая деятельность, PR, юридическое сопровождение спортсменов. Для решения этих задач и проблем «необходимы средства, квалифицированные кадры и системный подход», но большинство федераций «не в состоянии качественно и полноценно выполнять весь объем таких работ, что тормозит развитие видов спорта и отрасли в целом, создает проблемы с участием спортсменов в соревнованиях».

Причины кроются в первую очередь в «хроническом дефиците средств на исполнение этих функций, нехватке подготовленных специалистов высокого уровня, а также в определенных ограничениях в законодательстве».Как пример «ухудшения» ситуации в тезисах приводится история с Всероссийской федерацией легкой атлетики (ВФЛА). Летом, после очередного допингового ЧП, она чуть было не попала под санкцию в виде тотального отстранения от участия в международных соревнованиях, просрочив выплату штрафа головной структуре — World Athletics. В итоге ее с опозданием обеспечило Минспорта РФ. ОКР полагает, что «до критической отметки ситуацию можно было не доводить, если бы существовала система, в основу которой был бы заложен механизм саморегулирования общественных объединений» — ОКР, общероссийских и региональных спортивных федераций, региональных олимпийских советов. Он обеспечил бы «юридическую возможность мониторинга и оперативного реагирования на возникающие проблемы внутри олимпийского движения».

Смысл предлагаемых Станиславом Поздняковым реформ сводится к тому, чтобы не оставлять испытывающие нехватку средств общественные объединения, в том числе федерации, «один на один со всеми проблемами» — тем более что «в условиях экономического кризиса, вызванного пандемией, и общего падения доходов речь идет уже больше не о развитии, а о выживании».

А работу по повышению качества работы федераций готов взять на себя ОКР «как системообразующая общественная организация».
Для ее выполнения потребуются «Единая программа подготовки к Олимпийским играм, новые Стандарты и Правила деятельности спортивных федераций» — набор обязательных требований к структуре организации, планированию, контролю качества ее деятельности, аттестации и повышению квалификации ее работников, источникам финансирования и финансовой отчетности, раскрытию обязательной информации. На общероссийском уровне их разработку, внедрение и реализацию ОКР предлагает оставить за собой, на местном — за олимпийскими советами, региональными представителями структуры.

В тезисах доклада говорится о том, что «новый механизм не потребует перераспределения полномочий между министерством спорта и Олимпийским комитетом России», а «все вопросы, касающиеся спортивной подготовки, по-прежнему останутся на контроле у государства». Это касается, например, вопросов обеспечения выезда сборных команд на соревнования и учебно-тренировочные сборы, экипировки, приобретения спортивного инвентаря. Их Минспорта решает через Центр спортивной подготовки (ЦСП). Но вот «мониторинг и контроль за выполнением функций, связанных с развитием вида спорта, которые никогда не были зоной ответственности министерства спорта и ЦСП и с которыми общественные объединения в силу объективных причин не справляются, может взять на себя Олимпийский комитет России».

ОКР акцентирует внимание на том, что для выполнения новых задач у него есть «структура, включающая разветвленную сеть региональных олимпийских советов, кадровый потенциал, организационно-управленческий опыт, успешный опыт реализации комплексных программ подготовки к Олимпийским играм, научно-методических, антидопинговых и образовательных программ, направленных на повышение квалификации широкого круга спортивных специалистов», и приводит ряд цифр, доказывающих наличие ресурсов.

Так, благодаря поддержке «Газпрома» ОКР уже на протяжении десяти лет оказывает содействие федерациям в подготовке спортсменов к Олимпийским играм и на эти цели потратил почти 9 млрд руб.
Кроме того, с 2010 по 2019 годы структура передала им 121 млн руб. на осуществление международной деятельности, а объем финансирования ею образовательных мероприятий на базе Российского международного олимпийского университета (РМОУ) превысил 800 млн руб.

Между тем одним из первых и ключевых этапов реформ в тезисах названа ведомственная целевая программа для финансирования деятельности общероссийских и региональных федераций. ОКР намерен разрабатывать ее совместно с Министерством спорта РФ, а его эксперты оценивают объем программы примерно в 1,3 млрд руб. ежегодно. После этого, в 2021 году, структура вместе с федерациями планирует представить Единую целевую комплексную программу по подготовке сборной России к Олимпиаде-2024 в Париже, а с 2022 года должна начаться «реализация конкретных мероприятий по повышению эффективности работы общественных объединений в спорте».

Описывая после исполкома возможную схему работы в новых условиях, Станислав Поздняков рассказал, что ОКР предлагает пересмотреть систему целевых комплексных программ.
По его словам, сейчас каждая федерация делает такую программу на один четырехлетний олимпийский цикл. «Мы предлагаем это делать здесь, в ОКР, с учетом всех видов спорта, входящих в олимпийскую программу. И уже с этой комплексной программой — например, на Париж-2024, выходить в Минспорта и защищать ее там, чтобы были четко записаны расходные полномочия каждого участника деятельности»,— сказал господин Поздняков, добавив, что в этой схеме «государство берет на себя 80% расходов, а еще 20% — внебюджетные источники, большую часть из которых составляют средства ОКР».

Идею повышения роли Олимпийского комитета России и общественных организаций в управлении спортивной отраслью два года назад, после зимней Олимпиады в Пхёнчхане и на пике допингового кризиса, уже высказал в статье для “Ъ” почетный президент ОКР, почетный член Международного олимпийского комитета (МОК) Виталий Смирнов. Господин Смирнов видел «основное противоречие существующей системы» в том, что «все рычаги управления и функции контроля принадлежат Министерству спорта», которое «одновременно несет ответственность за результат и контролирует средства и методы его достижения», что приводит к «прямому конфликту интересов», и выступал против «монополии» и за систему, строящуюся «на противовесах». Виталий Смирнов считал, что вариантом эффективной системы могла бы стать такая, когда «ответственность за развитие профессионального спорта взяли бы на себя Олимпийский комитет России и федерации, а министерство сосредоточилось бы на своих непосредственных обязанностях — массовом и детском спорте, науке», и напоминал, что подобная система уже существовала в 1990-е годы.

Причем в тот период российский спорт показывал результаты выше, чем сейчас.
При этом, как выяснилось, проект реформ, инициированных ОКР, не согласован с Министерством спорта. Его глава Олег Матыцин назвал «рассмотрение этой темы» «неожиданным», а вопрос изменения системы управления отраслью «требующим диалога» и «детальной проработки» со стороны его ведомства, ОКР, федераций и регионов. Господин Матыцин заметил, что существующая модель «обеспечена за счет государственного механизма», но при этом министерство «взаимодействует с ОКР и федерациями». «Если меры будут поддержаны, мы прислушаемся, но что-то менять перед Олимпийскими играм считаем преждевременным»,— добавил министр.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>