«Не каждый станет покупать Apple»

«Не каждый станет покупать Apple»

Apple вряд ли уйдет с российского рынка после вступления в силу закона об обязательной предустановке отечественного ПО на гаджеты. За три года в самолеты Sukhoi Superjet 100 и МС-21 будет вложено более 120 млрд рублей. Автомобили Aurus будут выпускаться в том числе в цветах «латте макиато», «бархатный рубин», «красная пустыня». Об этом в интервью «Известиям» рассказал глава Минпромторга Денис Мантуров. Он также счел разумной идею продлить время реализации вина и сообщил, когда может быть принят закон об онлайн-продажах алкоголя.

— Промпроизводство в России в ноябре увеличилось на 0,3%, по сравнению с тем же периодом 2018-го, и это минимальные темпы роста за последние два года. Почему сложилась такая ситуация?

— Факторов, почему складывается такой прирост, очень много. В первую очередь — макроэкономические. Чтобы предприятиям адаптироваться к сложившимся условиям, действуют меры поддержки тех отраслей, где мы потенциально ожидаем получить рост. В последующем это даст мультипликативный эффект и будет влиять в целом на развитие нашей экономики.

Если говорить о результатах этого года, то за 11 месяцев, по сравнению с аналогичным периодом 2018-го, прирост промышленного производства составил 2,4%, а в обрабатывающих производствах — 2,1%. Примерно такие результаты будут и на конец года.

5 млрд на поддержку автопрома
— Автопром –– отрасль, которая сегодня показывает отрицательную динамику по продажам легковых машин, господдержка год от года снижается. Доходы граждан падают, а цены на автомобили растут. Как в этой ситуации стимулировать рынок, как избежать его более серьезного падения?

— Мы надеемся, что предусмотренные меры поддержки, которые заложены на следующий год, помогут компенсировать колебания. Рассчитываем не только на внутренний рынок, но и на рост поставок на экспорт. За счет этого мы в том числе поддерживаем и уровень производства.

— А в следующем году?

— Не стал бы сейчас прогнозировать. Нужно как минимум прожить I квартал следующего года, и только после этого можно будет говорить более предметно. Мы сильно зависим от потребительского спроса –– это основной влияющий фактор, если говорить про легковые автомобили. Но уже сейчас предусмотрели определенный объем средств, который будет зарезервирован на оказание поддержки именно по спросу. В бюджет заложено сегодня порядка 5 млрд рублей.

— Это на новые программы, или на программы, которые уже работают?

— Пока мы их не меняли. Это те же программы: «Первый автомобиль», «Семейный автомобиль». За период с января по октябрь этого года реализовали в общей сложности 109 тыс. машин. На следующий год, чтобы кардинально не менять правила игры, мы, скорее всего, сохраним (по крайней мере, на первую половину года) уже отработанные и хорошо себя зарекомендовавшие меры поддержки. Также обновлена программа льготного лизинга. Посмотрим, как этот механизм будет работать.

— Сколько машин представительского класса Aurus планируется произвести в 2020 году? Когда их можно будет купить в рознице и что это будут за модели?

— Заявок более 600. В следующем году мы сможем произвести около 200 автомобилей –– пока на площадке НАМИ. Начнем примерно с десятка цветов — среди них «латте макиато», «бархатный рубин», «красная пустыня» и др. Далее палитра может быть серьезно расширена в рамках кастомизации.

Коммерческая продажа в небольших объемах началась в 2019 году. В 2020-м автомобили для рынка станут производиться на мощностях НАМИ. Рассчитываем, что в 2021 году будем отгружать серийно произведенные в ОЭЗ «Алабуга» автомобили Aurus Senat, а уже начиная с 2022 года, — Aurus Komendant. Заказов на минивэн «Арсенал» сегодня не так много, но если почувствуем, что спрос есть и он не штучный, то, возможно, будем серийно выпускать и эту модель.

— Какие отрасли могут стать драйверами роста в следующем году?

— Акцент будем делать на тех направлениях, которые дают возможность решать задачи нацпроекта «Международная кооперация и экспорт».

Один из целевых показателей нацпроекта — заключение 250 соглашений о реализации корпоративных программ повышения конкурентоспособности по итогам этого года. Сейчас немного опережаем график, уже подписали более 360 соглашений с предприятиями с объемом запрашиваемого финансирования порядка 1,5 трлн рублей.

«Мейджоры бы нас просто задушили»

— Ранее вы говорили, что спрос на Sukhoi Superjet 100 составит 50 самолетов в год, компания-производитель ГСС называла несколько другие цифры –– 20 воздушных судов. Но к середине декабря компания поставила лишь один самолет, к которому много претензий. Среди крупнейших заказчиков по-прежнему только «Аэрофлот», иностранные компании его не закупают. Как вы планируете изменить эту ситуацию?

— Мы точно можем гордиться тем, что производим хороший самолет. По всем техническим характеристикам и параметрам, которые демонстрирует Superjet, это конкурентоспособный продукт, но нишевый.

В начале 2000-х годов, когда принималось решение о разработке современного гражданского самолета, мы вынуждены были пойти именно в нишу региональных самолетов, чтобы получить опыт в этом направлении и составить международную кооперацию. Сразу идти в нишу среднемагистральных самолетов было невозможно, главная причина –– наличие жесточайшей конкуренции. Мейджоры бы нас просто задушили. Но, даже разработав гражданский самолет, произвести компоненты мы тогда не могли. Только буквально последние несколько лет мы можем говорить о том, что у нас есть свое агрегатное производство, начинаем соответствовать мировым требованиям. Когда мы стартовали, уровень российских компонентов в производстве составлял менее 40%, сегодня мы приближаемся к 50%.

В 2011 году, когда мы выходили на рынок с этим самолетом, ожидали сохранения широкой международной кооперации, надеялись, что нас будут поддерживать международные институты развития, не будет санкций. Но по факту мы получили внешние факторы, которые невозможно быстро побороть. Из произведённых 160 самолетов 100 с лишним сейчас эксплуатируется в стране. Больше всего их у «Аэрофлота» –– 49 машин, и до конца года, вероятно, удастся передать ему дополнительно несколько самолетов.

Если говорить о перспективах, то загрузка и годовые объёмы будут рассчитаны примерно на 25, максимум 30 машин. Это дает экономическую эффективность. Также будет использоваться больше российских компонентов и формироваться больше добавленной стоимости.

Мы поступательно решаем и вторую, наверное, основную проблему –– послепродажное обслуживание, к масштабированию которого мы не были готовы. Вы думаете, Airbus не ломается или Boeing? У Boeing сегодня вообще печальная ситуация, которой мы, кстати, не радуемся абсолютно. Это наши партнеры, коллеги, несмотря на то, что это одновременно наши конкуренты. Мы находимся в таком узком мировом авиационном клубе –– всего несколько стран имеют школу и производство полного цикла. Мы друг другу часто помогаем, выручаем. То, что коллеги столкнулись с такой проблемой, никого не радует и заставляет лишний раз задуматься о том, что авиация –– очень сложная отрасль.

— Какой объем поддержки готово оказать государство для продвижения SSJ?

— Сегодня каких-то чрезвычайных объемов, которые требуют срочных решений, нет. Бюджет по SSJ и МС-21 сверстан на ближайшие два года. В части финансирования НИОКР мы планируем в 2020-2022 годах направить до 56 млрд рублей на программы по SSJ и МС-21, включая работы по импортозамещению. Поддержка лизинга этих воздушных судов потребует из федерального бюджета до 29,5 млрд рублей в этот же период. На формирование системы послепродажного обслуживания планируется направить 22,1 млрд рублей, а на организацию условий для вывода на рынок МС-21 –– до 13,7 млрд рублей.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>