Плазма выздоровевших от ковида больных может стать лечением для тяжелобольных

Плазма выздоровевших от ковида больных может стать лечением для тяжелобольных

Донорскую плазму крови выздоровевших от COVID-19, у которых обнаружены антитела к вирусу, начали применять в терапии пациентов с коронавирусом. В начале апреля к разработке и тестированию этого лечебного метода экстренно приступили ведущие медицинские центры Москвы.

Работа ведется в соответствии с приказом департамента здравоохранения Москвы (от 1 апреля 2020 года) «О внедрении технологии использования свежезамороженной плазмы от доноров-реконвалесцентов COVID-19».

«Процедура переливания плазмы проводится в полном соответствии с протоколом безопасности»,— уверена Елена Васильева, профессор, заведующая лабораторией атеротромбоза МГМСУ им. А. И. Евдокимова, главный внештатный специалист-кардиолог департамента здравоохранения Москвы и член Клинического комитета по COVID-19 Москвы.

Действие донорской плазмы отличается от действия вакцины. «Вакциной мы провоцируем собственный иммунитет человека, который начинает вырабатывать антитела против данного возбудителя. А при переливании донорской плазмы в организм поступают уже готовые антитела, которые сразу включаются в работу. В результате ответная реакция оказывается более быстрой и активной. Но по сравнению с вакцинированием она действует меньший промежуток времени»,— объясняет Елена Васильева.

Как проводится забор плазмы
Выздоравливающие пациенты, у которых был диагностирован COVID-19, согласные стать донорами, проходят обследование: сдают анализы крови — в частности, биохимию, гемограмму, тесты на специфические антитела, ВИЧ, гепатиты B и C. После чего донор проходит через процедуру плазмафереза — забор крови, ее очистка и возврат донору кровяных клеток. Обычно процедура длится минут 40. Стандартная заготовка плазмы осуществляется в объеме до 650 мл, но может быть ограничена и 400 мл. Процедура проводится как в больнице, так и по месту пребывания донора, куда может приехать мобильная медицинская бригада по заготовке компонентов крови, а также на станции переливания крови.

«Плазму можно вводить пациенту сразу после ее проверки и подготовки, как и в случае донорства крови. Важно выяснить, в какой момент, на каком этапе, в каком сочетании и с какими средствами плазма проявит максимальный эффект»,— обращает внимание Алексей Мазус, профессор, руководитель Международного центра вирусологии Медицинского института РУДН и Московского городского центра профилактики и борьбы со СПИДом, главный внештатный специалист по проблемам диагностики и лечения ВИЧ-инфекции департамента здравоохранения Москвы.

Исследования позволят выявлять оптимальных доноров, в плазме которых высокое содержание активных антител к коронавирусу. В какой группе переболевших (тяжелой, средней формой или вообще бессимптомно) таких доноров окажется больше, еще предстоит выяснить. «У всех заразившихся появляются антитела, свидетельствующие о перенесенной инфекции. Но совершенно не факт, что выздоровление произошло именно благодаря антителам,— отмечает Алексей Мазус.— Иммунитет широко вариативен, чтобы иметь достаточные возможности реализации разных стратегий борьбы с инфекциями: он бывает врожденным (в этом случае активизируется при попадании любого патогена в организм), клеточным и «антительным». Сегодня для обозначенной цели нам нужна плазма людей, которые выздоровели благодаря именно «стерилизующим» антителам, с большим количеством «сильных» белков против коронавируса. (Для сравнения: у зараженных ВИЧ антитела появляются всегда, но они не стерилизующие.) Даже среди справившихся с болезнью эти показатели разнятся».

Впервые переливание донорской плазмы для лечения нового вируса опробовали в Ухане, метод показал неплохие результаты. В конце марта Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) срочно зарегистрировало исследование о возможности использования реконвалесцентной плазмы (плазмы выздоравливающего) в лечении COVID-19. В Москве метод также уже одобрен Клиническим комитетом по COVID-19.

«Разные классы иммуноглобулинов (антител) появляются в разное время. Самый ранний — на пятый день после заражения, что подтверждает недавнее соответствующее исследование китайских авторов,— рассказывает Алексей Мазус.— Поэтому по рекомендованному алгоритму к донорству привлекаются пациенты с лабораторным подтверждением инфицирования SARS-CoV-2 (так называется нынешний коронавирус) на 14-й день после выписки с клиническим и лабораторным подтверждением реконвалесценции с помощью тестирования чувствительными методами на наличие РНК SARS-CoV-2».

Пока о лечении коронавирусной инфекции донорской плазмой в мире известно немногое. Как рассказывает Елена Васильева, в настоящее время имеются отдельные описания переболевших в Китае — например, опубликована детальная научная статья, которая основывается на опыте лечения всего пяти больных. Исследования по переливанию плазмы переболевших проводятся в нескольких странах, но результаты еще не представлены, говорит она.

«Чтобы накопить клинические данные, требуется время. Но в лабораторных условиях с достаточной вероятностью можно будет предсказать эффект такой плазмы,— надеется профессор Васильева.— Можно оценить так называемые нейтрализующие антитела вирусов, титр которых должен говорить о способности плазмы инактивировать вирус. Это довольно сложная методика. Она сейчас запускается в нескольких лабораториях в мире, в том числе и у нас, в НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалеи».

Именно в Институте им. Н. Ф. Гамалеи, возглавляемом академиком Александром Гинцбургом, проводится анализ каждого препарата плазмы реконвалесцентов по ключевому параметру — наличию вируснейтрализующих антител. «Это пока единственный метод, позволяющий характеризовать противовирусную (анти-COVID-19) активность препаратов плазмы, принятый во всем мире»,— уточняет Алексей Мазус.

Обсуждается применение метода с переливанием плазмы и в профилактических целях — например, среди медицинских работников и тех, кто находится в группе риска. «Но прогнозировать результат без доказательной базы, соответствующих исследований, проведенных, как положено, двойным слепым методом на статистически значимом количестве больных, невозможно,— говорит Алексей Мазус.— Как и с новыми лекарствами и вакцинами, такие испытания, увы, требуют строго определенного времени. И вопреки многим надеждам этот период не может быть сокращен за счет дополнительного финансового стимулирования. Тем не менее в условиях необходимости ожидания вакцины идея введения плазмы от реконвалесцентов COVID-19, безусловно, прогрессивна»,— заключает профессор Мазус.

В разработке метода принимают участие НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского, городская клиническая больница №52, ГКБ им. И. В. Давыдовского, Центр крови им. О. К. Гаврилова и НИЦ эпидемиологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалеи.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>