В Словении прошел самый красивый фестиваль тяжелой музыки

В Словении прошел самый красивый фестиваль тяжелой музыки

В долине Юлийских альп, на берегу рек Соча и Толминка на 5 дней расположился уютный лагерь металхедов из самых разных городов и стран, съехавшихся на фестиваль Metaldays – один из самых интересных и благодаря окружающему пейзажу признанный самым красивым опен-эйр подобного рода. Его концепция и идея – объединить в одном месте несколько поколений тяжелых музыкантов и их поклонников.

Небольшой городок Толмин и так мало населен, а в дни проведения опен-эйра в нем и вовсе сложно было увидеть местных жителей: складывалось ощущение, что здесь живут одни металисты, казалось бы – заполонившие все домики, хостелы, отели и бары. Кстати, владельцы кафе, узнав о предстоящем мероприятии, заранее подготовились, запаслись дисками с металом на любой вкус, цвет и крутили его круглосуточно, чтобы привлечь большее количество посетителей, и не прогадали: где музыка была интереснее и тяжелее, там и собиралось больше народу.

Публика на Metaldays своим поведением ломала все шаблоны и представления о себе – была открыта, дружелюбна и интеллигентна. Такая атмосфера, к слову, является отличительной особенностью этого конкретного фестиваля, по словам металлистов-старожилов, которые уже долгие годы колесят по миру вслед за любимыми группами. Трансфер был организован из всех крупных аэропортов — Праги, Гамбурга и других городов. На опен-эйре можно было увидеть множество людей с ограниченными возможностями, специально для которых организовали максимально комфортные условия пребывания. Часть денег, собранная организаторами за продажу билетов и еды, была отдана на экологические программы по очищению окружающей среды.

Металхеды шутили, что мероприятие нужно было назвать «И плавится метал»: в горах стояла страшная жара, воздух нагревался почти до сорока градусов, но это не мешало выносливым поклонникам наслаждаться сетами легендарных команд, собравшихся в Толмине. На площадку поднялись 100 групп. Главными хедлайнерами стали такие мастодонты, как Black Label Society, Dream Theatre, Moonspell, Saxon, Rotting Christ, Kataklysm, Hardcore Superstar и другие. Но, пожалуй, одной из самых ожидаемых была группа Accept, ветераны тяжелой сцены из Германии. Фанаты любят ее за оригинальный вокал, плотный, насыщенный звук и мелодичность гитарных соло. За них отвечает бессменный участник команды инструменталист-виртуоз Вольф Хоффманн. Он рассказал «МК» о металической преемственности, «графике работы» тяжелого музыканта и особенностях современной сцены.

— Как вы думаете, что будет происходить с тяжелой музыкой в ближайшие, скажем, 10 лет?

— Понятия не имею. Очевидно одно: в 1980-е скептики судачили о том, что метал вот-вот умрет, и что же мы видим сегодня – те же самые группы из 80-х, поющие те же самые песни. И это прекрасно, что качественная тяжелая музыка жива уже так долго. Хотя, конечно, лично мне, наверное, не хотелось бы начинать сейчас. Я счастлив, что мы попали в ту, прошлую эпоху, сегодня молодым музыкантам гораздо тяжелее, чем было нам.

— Если песни остались прежними, то какие же изменения произошли за последние 20 лет?

— Глобальные. В 80-е годы вообще не было никаких металических фестивалей, начиная с 90-х и до наших дней их стало появляться все больше и больше. Кроме того, уже выросло несколько новых поколений металхедов: родители приходят с детьми, я даже видел, как дедушки приводили на концерты своих внуков (а может – и наоборот). С ума можно сойти!

— Где вам комфортнее выступать – в небольших клубах или на опен-эйрах?

— С точки зрения звука и подготовки, удобнее, конечно, выступать в клубах, но когда приезжаешь на фестиваль, ощущаешь невероятную энергетику и чувствуешь себя частью большого движения, даже целого гигантского организма. Это ни с чем несравнимо.

— Какие впечатления у вас сложились от этого фестиваля?

— Мы здесь во второй раз. Это очень веселое местечко с приятной публикой и отличной атмосферой.

— А как вы предпочитаете проводить отпуск?

— Я не знаю, что такое отпуск. Мы уезжаем на 6-8 недель в тур, потом ненадолго возвращаемся, и в это время я пишу музыку, работаю на своей домашней студии. Можно посмотреть на эту ситуацию двояко – либо что я вообще никогда не работаю, потому что музыка – вся моя жизнь, либо что я работаю все время (смеется).

— Расскажите про свои туры. Бывает ли, что вы пишете новый материал прямо в дороге?

— Это практически невозможно — очень трудно сконцентрироваться. К тому же дорога для нас обычно — небольшой отдых перед очередной серией концертов.

— Вы помните самое необычное свое выступление?

— Пожалуй, это был совместный концерт с AC/DC. Это был по-хорошему сумасшедший день, когда мы играли перед многотысячной аудиторией.

— Бывает ли, что прямо в ходе концерта вы меняете сет-лист, если понимаете, что публика хочет услышать конкретную песню, например?

— Да, такое случается. Иногда поклонники заранее пишут нам по электронной почте, и мы учитываем их пожелания, когда составляем программу. Бывает так, что мы неожиданно исполняем какую-нибудь старую вещь, которую давно не играли, и она вызывает такой взрыв эмоций у публики, что мы снова включаем ее в активный репертуар. А вообще, мне было бы сложно выделить какую-то одну, наиболее знаковую лично для нас песню, но очевидно, что для поклонников это — «Balls to the wall».

Еще одни легенды, приехавшие в этом году на Metaldays из Германии, — Sacred Steel. В 1980-е участники группы играли в разных командах, но только объединившись в одну, нашли путь к успеху. Сами музыканты позиционируют свой коллектив как «самую тяжелую и экстремальную металическую команду». «МК» пообщался с вокалистом Герритом Мутцем об интернет-пиратстве, различии выступлений в разных странах, а также о героях прошлого и настоящего.

— На ваших выступлениях создается особая , атмосфера. Вы очень быстро заводите зал, что не часто удается многим другим музыкантам. В чем ваш секрет?

— Возможно, вы говорите о тех наших концертах, на которых мы были в тонусе. Наверное, бывают и менее удачные (смеется). Наверное, весь секрет в том, что мы долгие годы вместе. Когда работаешь сообща длительное время, это дает о себе знать. Группе уже 19, а в нынешнем составе мы играем вместе 10 лет. В 2004 году из состава ушли два гитариста, и к нам присоединились басист Кай Шинделяр и гитарист Йонас Халил. И новый состав оказался успешным. Секрет еще и в том, что мы не отвлекаемся на женщин и на деньги, а концентрируемся исключительно на собственной музыке, и это помогает нам все время быть в форме, развиваться.

— Как вы относитесь к нелегальному скачиванию музыки из Сети? Сейчас многие музыканты озабочены этой проблемой и, чтобы заработать себе на жизнь, вынуждены не записывать новые альбомы, а больше гастролировать…

(Адвокат и барабанщик группы Маттиас Страуб): – Последние лет люди действительно преимущественно не покупают пластинки, а скачивают музыку в интернетею, но я не вижу в этом ничего плохого, потому что благодаря сети у слушателей появляется возможность больше узнавать о группах, знакомиться с их творчеством. При этом настоящий фанат всегда купит новый альбом кумиров, футболку или какой-то другой сувенир, связанный с любимой группой, и придет на ее концерт.

— Весной у вас был большой тур по Европе. Где бы вы еще хотели выступить? Может быть, в США?

— Я слышал не очень хорошие истории о турах по США. Группам часто не предоставляются необходимые условия для работы и проживания там: питание не организовано, а до места проведения мероприятия приходится часами добираться на машине. Кто-то может удивиться, но я слышал очень хорошие отзывы о турах в Индию. Там публика очень тепло принимает музыкантов. Кажется, Iron Maiden и AC/DC были в Индии и остались очень довольны.

— Если бы у вас была неограниченная сумма денег, которую вы могли бы потратить на развитие группы, что бы вы сделали в первую очередь?

— Остановили бы все войны в мире (смеется). Конечно, мы бы тратили все на оборудование, запись, снимали бы постановочные видео. Правда, сейчас любое выступление сразу же после концерта, а то и во время него загружается в интернет. К тому же, я считаю, что постановочные видео более полезный инструмент для имиджевых групп вроде Cradle of Filth. Визуальное же восприятие таких команд, как наша, не так важно.

— Как вы считаете, кто из новых металических групп достоин внимания, и реюнион каких команд из 80-90-х вы хотели бы увидеть?

— Большинство групп из 80-90-х живы до сих пор, в чем можно убедиться в том числе на этом опен-эйре. А вообще, если мне хочется посмотреть выступление какой-нибудь команды, я включаю интернет. Сегодня все доступно. Сейчас очень благодатное время для метала, на различных фестивалях появляется много новых хороших ребят. Я всегда с любопытством слушаю свежий материал, когда кто-нибудь из друзей рекомендует мне какую-нибудь интересную группу. Хотя то, что мы делали в 1996 году, например, сейчас уже повторить сложно. Изменилось время и изменилась сама энергетика метала. Здорово, что еще остались многие группы из 80-х, которым удалось сохранить дух того времени.

— В чем разница между фестивальными и клубными выступлениями? Отличается ли публика и атмосфера?

— На клубном концерте ты всегда знаешь, чего ожидать: туда приходит конкретно твоя публика, которая хочет услышать твои песни. На фестивале же собираются совсем другие люди, часто, кстати, те, кто не ходит по клубам. Кто-то не знает тебя. Ты не можешь быть стопроцентно уверен, какой будет реакция на выступление. Правда, в большинстве случаев прием бывает теплым. Никогда не забуду фестиваль в Испании, там была отличная аудитория, хотя мы и не были хедлайнерами. А однажды мы выступали на фестивале недалеко от нашего города, нас поставили в программу в дневное время, мы вышли на сцену и увидели, что тент пуст. Во время интро мы отошли попить пива, а когда вернулись, увидели уже толпу народу — и такое бывает.

На фестивале были и молодые команды, которые, однако, уже наступают на пятки мастодонтам и собирают на своих концертах многотысячные залы. Одна из таких групп — Rest in Fear. В нынешнем составе она существует с 2011 году. В этой команде около 10 участников. Интервью «МК» они давали все вместе, смеясь и перебивая друг друга.

— Ребята, кто у вас отвечает за создание нового материала?

— В основном все песни пишет вокалист, а потом мы все вместе работаем над аранжировкой.

— Были ли случаи, когда в вашем багаже появлялись композиции, которые не вписывались в общую концепцию?

— Да, такое случалось. И несколько вещей, написанных для дебютного альбома, пришлось буквально выбросить в помойку.

— Какое свое выступление вы считаете самым удачным?

— Это однозначно концерт в Венгрии. Для нас было странным, что люди, большинство из которых даже не говорят по-английски, так хорошо принимали и понимали нас. Мы видели это по их глазам, чувствовали по поведению, определяли по жестам.

— Какова ваша аудитория?

— В основном это молодежь. Люди 20-28 лет. На наши концерты приходят даже 16-летние подростки, которые раньше мало что знали о металической сцене. При этом наша аудитория — смешанная. И это публика из разных стран. Мы уже много где успели побывать, но особенно хотели бы сыграть в Швеции, потому что это родина метала, колыбельная мелодического дэт-метала. Еще мы бы сыграли в Японии, где выступают самые матерые метал-группы, издаются лучшие диски, и конечно же, в России. Нам очень нравится Скандинавия и Россия, потому что там не так жарко, как здесь. Но зато тут, на этом фестивале мы делим сцену с Accept и Dream Theatre – об этом можно только мечтать.

На Metaldays в этом году собралось около 10 000 человек. Несмотря на то что это не самый крупный металический фестиваль, он считается одним из самых концептуально интересных опен-эйров такого жанра, который стремится посетить каждый уважающий себя металхед. Да и музыкальные критики из разных стран приезжают туда оценить современное состояние тяжелой сцены и пообщаться с легендарными участниками события.

Читайте также

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>