Это наша корова: США грозят Франции санкциями из-за Apple и Google

Это наша корова: США грозят Франции санкциями из-за Apple и Google

Франция ввела специальный «цифровой налог» для крупнейших компаний IT-сферы. Эммануэль Макрон намерен таким образом «сделать капитализм справедливее». Однако большинство корпораций, которые будут вынуждены платить такой налог, — американские, и этот факт не на шутку разозлил администрацию США, у которой нынче с иностранными нарушителями национальных интересов разговор короткий. В то время как ход Парижа грозит обострить разгорающиеся по всему миру торговые войны, он еще и напомнил о старой проблеме: гигантских прибылях мировых интернет-магнатов и их категорическое нежелание платить налоги.

Законопроект о введении специального налога на IT-компании, работающие во Франции, был предложен Макроном и премьер-министром Брюно Ле Мэром в начале марта. По плану правительства все оказывающие цифровые услуги корпорации, имеющие не менее €750 млн выручки по всему миру и не менее €25 млн во Франции, должны будут платить 3% от всех доходов местного подразделения.Под указанные в документе критерии подпадают множество американских фирм, включая «большую четверку» — Google, Apple, Facebook и Amazon, компании из Германии, Китая, Великобритании и Испании и всего одну французскую организацию — рекламную платформу Criteo. По предварительным оценкам, только до конца этого года налог должен будет принести в казну дополнительные €500 млн.

Как заявил при передаче документа на обсуждение во французский парламент Ле Мэр, Франция намерена «создать налог XXI века, действуя против извращенных правил, которые позволяют цифровым гигантам расти без всякого ограничения и контроля». Подобное отношение к IT-монстрам во Франции существовало давно, еще до прихода к власти Макрона и его партии. Главным предметом возмущения в стране был тот факт, что малые и средние предприятия платят налоги по ставке на 14 (!) процентных пунктов больше, чем крупные интернет-корпорации. Притом что рентабельность, прибыльность и устойчивость к потрясениям у последних несравнимо выше.Ситуация объясняется следующим образом. Крупнейшие компании пользуются весьма продвинутыми способами уклонения от налогов, подавая документы не в странах, где реально фиксируются продажи, а в государствах с мягким фискальным режимом, например в Ирландии. Хрестоматийный случай с компанией Apple, которая заработала чистыми около €14 млрд благодаря ирландским налоговым каникулам, был вынут на свет в 2016 году. Корпорации в итоге пришлось извиниться и выплатить недостачу в бюджет, но мало кто сомневается, что это далеко не единственный такой эпизод.

Регуляторам удавалось заставить Apple, Google и других гигантов платить штрафы за свои махинации, но всё это временные и неполные решения — убытки для европейских бюджетов всё равно оказываются намного больше. Поэтому в последние несколько лет среди политических элит Европы возникло движение, продвигавшее идею специального цифрового налога как меры, от которой будет намного сложнее уйти при помощи махинаций. Потому как платить его придется ровно там, где происходят физические продажи.Переговоры об общеевропейском налоге шли на протяжении всего 2018 года, но не увенчались ничем. Франко-германскую идею поддержала Австрия, но Дания, Швеция и Ирландия, входящие в число основных бенефициаров текущего положения дел, выступили резко против. В итоге немцы тоже в определенный момент сошли с поезда, и идея была похоронена в декабре прошлого года. После этого Франция решила действовать в одиночку.

Парижу сейчас жизненно необходимы дополнительные источники доходов. Хотя финансовое положение страны стабильно, бюджет хронически дефицитен. Граждане требуют больше социальных программ и налоговых субсидий из-за усиливающегося расслоения в обществе, но где взять на всё это деньги? Попытки ввести дополнительный топливный налог в экологических целях чуть было не привели Эммануэля Макрона к политической катастрофе, спровоцировав мини-восстание «желтых жилетов». Неудивительно, поскольку новый сбор сильнее всего бил по бедным и среднему классу, и соответствующие слои поднялись для защиты своих интересов — или хотя бы отнеслись к протестам с большим сочувствием. Эти планы пришлось отбросить.C политической точки зрения вариант беспроигрышный: у «жирных котов» IT-индустрии не так уж и много симпатизантов. Хотя их услугами пользуется большинство, многие наслышаны и об их налоговых махинациях, и о многочисленных нарушениях приватности, и о сотрудничестве с государственными властями в части шпионажа за гражданами. В общем, все эти компании сейчас по своему имиджу у общественности мало чем отличаются от «абсолютного зла».Поэтому когда представители технологической индустрии страны раскритиковали предложение о цифровом налоге, понимания у правительства Франции это не вызвало. Тем более что и аргументы лоббистов не всегда смотрелись слишком убедительно: например, предположение, что налог убьет стартапы, прозвучало странно — фирму с годовым оборотом в $750 млн назвать стартапом можно только очень сильно покривив душой.

Но у корпораций нашлись защитники посерьезнее — в лице правительства Соединенных Штатов. Американцы с самого начала выражали недовольство законопроектом, а после его окончательного принятия решили действовать. Дональд Трамп уже проинструктировал торгового представителя Роберта Лайтхайзера начать расследование по данному вопросу. По мнению американцев, закон нарушает нормы о конкуренции и ущемляет интересы США в целом, поскольку он конкретно нацелен на американские фирмы.

Если расследование придет к выводу, что меры действительно являются дискриминационными и недружественными к США, то как одна из ответных мер рассматривается введение пошлин на французские товары. В их число могут попасть такие стратегические для Франции отрасли, как виноделие и автомобилестроение. Впрочем, для начала стороны попробуют прийти к какому-то соглашению.

Читайте также

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>