О 250-летии Ивана Андреевича Крылова, кажется, забыли

О 250-летии Ивана Андреевича Крылова, кажется, забыли

Один старый ленинградец вспоминал, как в июне 1944 года он шел через Летний сад и увидел, как с памятника Крылову рабочие снимают деревянный футляр, под которым баснописец сидел с осени 1941 года. «Рядом бегали дети в венках из одуванчиков. На крыловском халате играли солнечные блики. Я всю войну не плакал, а тут…»

Кажется, что Иван Андреевич Крылов всегда был не только в нашей литературе, но и в русской жизни.

Благодушный толстяк, дедушка Крылов — как же он забавлял нас в начальной школе своими баснями о зверушках! Разве мы могли догадаться, что за масками зверей прячутся самые несимпатичные стороны грешной человеческой души?

Какое это вообще недоразумение: отнести Крылова с его сложными гротескными образами и жесткой сатирой к детской литературе! Но, наверное, так удобнее взрослым. Правда глаза колет. Может, поэтому и не слышно пока о подготовке к юбилею великого мудреца? Впрочем, ожидаются небольшие выставки в Третьяковской галерее и Государственном музее А.С. Пушкина в Москве.

Крылов был не только мудрый, но добрый, чистый человек. Не напиши Иван Андреевич свои 236 басен — он и без них остался бы в истории русской словесности. Ведь, быть может, лучшее произведение Крылова — это жизнь Ивана Андреевича. Причем к его написанию он не приложил никаких усилий. Жил, почти не сдвигаясь с места. Не попадал в приключения, не сидел в темнице, не стрелялся на дуэлях и крайне неохотно волочился за барышнямКазалось бы, и рассказать-то об Иване Андреевиче нечего. По счастью, приятели и знакомые Крылова понимали, что имеют дело с незаурядной личностью, и оставили о нем свои воспоминания.

Пушкин ловил каждое слово Ивана Андреевича, записывал его рассказы о пугачевщине. Отец баснописца, скромный армейский офицер, участвовал в подавлении восстания, а малолетний Крылов в это время находился с матерью в осажденном Оренбурге.

Из пушкинских материалов к «Истории Пугачева»: «Так как чин капитана в Яицкой крепости был заметен, то найдено было в бумагах Пугачева в расписании, кого на какой улице повесить, и имя Крыловой с ее сыном…»

При всей своей легендарной лености Крылов всегда оказывался свидетелем самых ярких исторических событий. 14 декабря 1825 года Иван Андреевич был на Сенатской площади и, не смущаясь опасностью, переживал все происходящее. Ему кричали: «Иван Андреевич, уходите, пожалуйста, скорей!» Но Крылов под залпы орудий пробрался к самому каре восставших и успел погрозить своей неизменной палкой Вильгельму Кюхельбекеру, которого знал еще мальчишкой.

Потом в Читинском остроге Кюхельбекер запишет в дневнике: «Странно бы было говорить, что Крылова басни прекрасны: это все равно, что рассказывать за новость о белизне снега…»

Читайте также

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>