Мэттью МакКонахи: почему отец-учитель важнее отца-друга

Мэттью МакКонахи: почему отец-учитель важнее отца-друга

В начале 1980-х четырнадцатилетний Ричард Верш-младший стал тайным информатором и помог ФБР раскрыть множество преступных сделок. Он принимал в них активное участие, внимательно наблюдая за оборотом наркотиков, пока его отец (Мэттью МакКонахи) получал за сведения деньги. Но когда Рик случайно наткнулся на информацию, компрометирующую местную полицию и семью мэра Детройта, Бюро разорвало с ним все связи. И тогда Рик решил обратиться к профессии, которой его научило ФБР, — стал самым молодым наркодилером в истории США.

Мне удалось встретиться с Мэттью МакКонахи дважды. Когда фильм успешно дебютировал на престижном Торонтском кинофестивале и уже перед самой премьерой в Лос-Анджелесе.

Как вы думаете, будет ли эта история о наркобизнесе в далекие 80-е резонировать в сегодняшнем мире?

Мэттью МакКонахи: Несомненно. Ведь речь идет о семейных ценностях, об отношении отца с сыном, нехватке денег, о нищете, об использовании оружия. Все эти темы актуальны и сегодня. Мне несказанно повезло, что нам удалось найти на роль Рикки-младшего 15-летнего парня из Балтимора Риччи Меррита. Он из неблагополучной семьи и лучше нас всех знал, что такое жить в бедной семье, что ты чувствуешь, когда нечего есть и ты кажешься никому не нужным . Мы все учились у него, все актеры. И детройтскому диалекту он нас научил. А парень сроду никогда не снимался в кино, это была его первая работа. Он ведь был еще школьник, когда начались съемки.

Что вас привлекло в сценарии этого фильма?

Мэттью МакКонахи: Мне понравилось, что в материале не было прилизанности, не чувствовалось желание поучать и навязывать мораль. Это очень личная история об отце и сыне. О бедноте, о неполноценных семьях, о людях, которые пытаются свести концы с концами, не имея такой возможности. Мир моего героя разваливается у него на глазах, неудачи преследуют его одна за другой. И он не в силах противостоять обстоятельствам, разрушающим его жизнь. Он хочет быть лучшим другом своему сыну, но в конечном итоге отдает его улице. Ричард и Рик очень близки, но отец не может ничему научить сына. Он любит Рика, но, кажется, сам не в состоянии следовать ни одному из родительских наставлений. Ценные уроки, которых Рик был лишен дома, дает ему уличная банда.

А какой вы отец, ведь у вас у самого трое маленьких детей?

Мэттью МакКонахи: Я в первую очередь хочу быть хорошим отцом своим детям, не только другом. Я знаю людей, которые стараются быть лучшим другом своему ребенку, забывая что его нужно учить ценностям. И если ты близок с ним, то он тебе поверит. Я до сих пор помню, чему меня учил отец: быть верным самому себе, фокусироваться на положительных эмоциях. И держусь этих принципов по сей день.

Вам приходилось играть бандита и полицейского, космонавта и беглеца. Что было в жизни самым трудным?

Мэттью МакКонахи: Еще до всех ролей — телефонный звонок отцу и слова, которые я с трудом выдавливал: «Папа, я не буду поступать в юридическую школу, а пойду в актерскую». Понимаете, нас, техасцев, по праву считают не только крутыми мужиками, но и будь здоров какими взрывными. Вот я и боялся, что отец сейчас как грохнет… К удивлению, он воспринял все довольно спокойно. Но и с юриспруденцией я тоже не расстался: так наигрался адвокатов, что просто со счета сбился. Каждую роль помню, будто сыграл вчера, и благодарен предкам, наградившим меня такой хорошей памятью.

Актеру она необходима, как же без нее?

Мэттью МакКонахи: У меня в жизни был смешной эпизод. Я ведь актер природный, не выученный, в кино много таких. Я обычно читал сценарий, представлял себя в роли. Снялся в сцене, завтра играю другую. И зазнался немножко, решил, что все могу, стал подхалтуривать: сценарий читал невнимательно, просматривал сцену, схватывал свои реплики и — вперед! Однажды пришел на площадку, мне дают две странички сцены и я с ужасом вижу, что обе страницы занимает мой монолог. Мой! И что самое прелестное — на испанском языке. Что со мной творилось, не передать. Прошу сделать двадцатиминутный перерыв и в холодном поту запираюсь в своем вагоне. Все! С тех пор Мэттью МакКонахи стал прилежнейшим читателем сценариев и занудным обсуждателем каждой сцены.

Мэттью МакКонахи: Удачливость. Мне чертовски везло оказываться в нужное время в нужном месте. Какую мою самую первую картину вы помните?

«Время убивать», конечно.

Мэттью МакКонахи: Вот-вот, все ее помнят. А я должен был там играть второстепенную роль куклуксклановца, я же тогда был совсем неизвестным, перебивался с одной мелкой роли на другую. В баре случайно столкнулся с Джоэлем Шумахером, который ставил этот фильм, и стал уговаривать его отдать мне главную роль. До сих пор помню взгляд, которым он наградил нахала, но я не отставал. А через месяц пришло приглашение. Что же это, как не удача?

За последние годы на вас обрушился шквал наград, включая «Оскар» за «Далласский клуб покупателей». Вы считаете этот фильм поворотным в карьере?

Мэттью МакКонахи: Да. Конечно, у меня уже было свое место в индустрии, мне хорошо платили, и я чувствовал себя уверенно. Но — неудовлетворенно. Мне хотелось играть серьезные драматические роли, а не только сниматься в романтических комедиях. А Голливуд считал, что я выпендриваюсь, и раз народ ходит на улыбающегося МакКонахи, то смурной МакКонахи не нужен. К счастью, рядом с мейнстримом течет ручеек независимого кино, куда я направил стопы. «Убийца Джо», «Газетчик», «Мад» позволили мне выйти из типажа, играть драматические роли, и это мне нравилось. Поэтому, когда одновременно пришли предложения сыграть в «Далласском клубе покупателей» и ремейке «Частного детектива Магнума», где в оригинале играл великий Том Селлек, я выбрал «Клуб». И вытащил счастливый билет!

Читайте также

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>