Глава минпромторга Денис Мантуров — о новых авто, возрождении рынков и неожиданных успехах металлургов

Глава минпромторга Денис Мантуров — о новых авто, возрождении рынков и неожиданных успехах металлургов

Раскачались
Денис Валентинович, как вы оцениваете результаты первого полугодия? Новые санкции сильно подкосили российскую промышленность, особенно металлургию?

Денис Мантуров: Напротив, практически все отрасли дали положительный результат. И что особенно показательно: восстанавливается металлургия.

Невзирая на санкции?

Денис Мантуров: Да, невзирая на санкции. И внутренний объем растет, и экспорт. Во многом таким результатам мы обязаны политике импортозамещения, которая и стимулирует спрос на продукцию металлургии. В качестве яркого примера можно отметить устойчивый рост потребления металла в производстве автомобилей, станкостроении, производстве бытовой техники, железнодорожном машиностроении. Продемонстрировала восстановление трубная отрасль.

Неужели нет ни одной «провальной» отрасли?

Денис Мантуров: Конечно, не везде все абсолютно гладко. В первом полугодии из-за снижения доходности в растениеводстве долго «раскачивалось» сельхозмашиностроение. И пока мы не вышли на показатели прошлого года по внутреннему рынку (идем на уровне 2016 года), зато за рубеж поставки сельхозмашин выросли почти в 1,6 раза. Мы очень рассчитываем, что механизмы поддержки в сельском хозяйстве сработают, и производители сельхозтехники до конца года покажут положительную динамику в своей отрасли.

Если же говорить о всем промышленном комплексе, позитивный тренд очевиден: индекс промышленного производства в первом полугодии по сравнению с первым полугодием 2017 года составил 103 процента, а индекс обрабатывающих производств — 104 процента. Сравнивая с предыдущими годами, когда мы боролись за каждую десятую долю процента, могу сказать, что есть серьезные предпосылки ожидать в конце 2018 года в обрабатывающей промышленности роста не менее двух процентов.

В кортеже только наши
Вы сказали, что производство автомобилей серьезно выросло, значит, есть спрос, хотя ряд экспертов продолжают утверждать, что покупательная способность населения крайне низкая. И денег на дорогостоящие покупки у людей по-прежнему нет.

Денис Мантуров: Говоря об успехах автопрома, учитываем много факторов. Во-первых, не только внутренний спрос. Существенно растут экспортные поставки и готовых автомобилей, и комплектов, и компонентов. Мы компенсируем доставку автомобилей до тех стран, которые заинтересованы в нашем автопроме. Продолжаем целевые закупки автобусов для общественных перевозок, карет «скорой помощи», школьных автобусов.

И спрос со стороны населения мы тоже видим. Прежде всего, он активизировался за счет снижения процентных ставок по кредитам. Люди почувствовали большую уверенность в будущем. Постепенно начинают больше тратить.

Интересно, в какие же страны мы стали больше поставлять автомобилей?

Денис Мантуров: В страны Европы. Европейцам нравится приобретать конкурентоспособные автомобили, произведенные в России. Особенно таких компаний, как «Фольксваген», «Рено», «Хёндай», популярны практически все модели «АвтоВАЗа». Также страны СНГ. Мы рассчитываем, что автомобилями российского производства заинтересуются покупатели в Юго-Восточной Азии и Латинской Америке.

На полках в магазинах будет написано: здесь продукты с натуральными жирами, а здесь — с пальмовым маслом
Не можем не спросить про проект «Кортеж». Когда автомобили этого проекта появятся в свободной продаже? И что все-таки будете продавать: лимузины «Кортеж» или автомобили бренда Aurus?

Денис Мантуров: Кортеж — это не бренд, а общепринятый формат построения автомобилей представительского класса. А нашему проекту мы уже присвоили имя — Aurus. В производстве автомобилей этой марки использованы самые лучшие материалы и технологии.

Что касается продвижения бренда, то мировая премьера новых автомобилей состоится на Московском международном автомобильном салоне. А уже в следующем году пройдет европейская премьера Aurus в рамках Женевского автосалона. Также предусмотрено специальное мероприятие для потенциальных клиентов в Монако.

Часть автомобилей, как мы рассчитываем, будет использоваться для обновления государственного парка защищенных автомобилей, причем как российского государства, так и любого иностранного. В числе негосударственных клиентов будут и юридические, и физические лица. Рассчитываем, что с сентября постепенно будем формировать предзаказ, чтобы в следующем году начать первые отгрузки потребителям.

Вы сами сидели за рулем Aurus? Как впечатление? Себе купите такое авто?

Денис Мантуров: Да, мне удалось лично протестировать новые автомобили Aurus, причем как в качестве водителя, так и пассажира. Как водитель могу отметить высокий уровень безопасности в салоне, великолепные разгонные и динамические характеристики. Как пассажир оценил общий комфорт и высокое качество материалов в оформлении интерьера.

Я управлял разными автомобилями. Не может не нравиться комфорт лимузинов и седанов, но мне особенно по душе все-таки внедорожники. Как только внедорожник Aurus выйдет на рынок, я всерьез задумаюсь о его покупке. Скорее всего, это будет в 2020 году.

И сколько все это удовольствие будет стоить? Изначально называли диапазон от 6 до 10 миллионов рублей, но затем появились и версии с более высокими ценами.

Денис Мантуров: Когда два года назад проект только намечался, я называл самую нижнюю ценовую планку. Сегодня мы понимаем, что это автомобиль премиального, а не бизнес-класса. Причем самого высокого. Точная цена определится осенью этого года. Однозначно Aurus будет дешевле своих собратьев — «Бентли» и «Роллс-Ройса».

Составим им конкуренцию?

Денис Мантуров: Почему бы и нет? Этот автомобиль производится в России, поэтому нет ввозных пошлин, а это сразу преимущество в цене. Хотя в нем есть определенный объем иностранных комплектующих, но все равно доминирует российская составляющая. И по мере развития, увеличения серийности этого автомобиля, доля отечественных деталей будет увеличиваться. Aurus также предложит своим будущим клиентам максимально возможную индивидуализацию в оформлении автомобиля.

В СМИ прошло сообщение, что «Опель» хочет вернуться обратно в Россию. Действительно такие переговоры ведутся?

Денис Мантуров: Нет, мы не ведем переговоры с концерном «Опель», они к нам не обращались. Но мы открыты для диалога с нашими зарубежными партнерами.

Этикетка: все по-честному
Одна из последних инициатив на продовольственном рынке — запретить производителям давать своей продукции названия, схожие с известными брендами, если состав не соответствует ГОСТу. Предлагается также разделить продукты на полках магазинов, чтобы покупатели сразу видели состав товара. В народе проект уже окрестили «Честная этикетка». Как он будет действовать?

Денис Мантуров: Это очень правильное решение, я считаю. Приведу пример из собственного опыта. Как-то я попробовал глазированные сырки неизвестного мне ранее производителя. Очень понравились, стал постоянно их покупать. А потом решил почитать, что написано на этикетке. Знаете, что содержится в этих сырках? Пальмовое масло. Там ничего нет, кроме пальмового масла и каких-то искусственных заменителей!

Но ведь вкусно! Сами же говорите!

Денис Мантуров: Вкусно. Но это же неправильно! Пальмовое масло, конечно, не отрава, а для кого-то даже полезный продукт. Может быть, у кого-то натуральный жир не усваивается, и ему только пальмовое масло прописано. Но вопрос в том, хочешь ли именно ты в своем рационе заменить натуральный продукт из животных жиров на растительные жиры или нет?

Не надо ничего запрещать, надо просто честно говорить об этом. Поэтому на полке и будет написано: здесь продукты с натуральными жирами, а здесь — с растительными.

Однако продукт на растительных жирах дешевле, его и будут быстрее разбирать, а натуральные останутся лежать и проиграют.

Денис Мантуров: Значит, именно этого хочет потребитель, понимаете? А мы должны выполнить пожелания потребителя.

Тогда и производители натуральных продуктов будут думать, как снизить цены и привлечь покупателей?

Денис Мантуров: Конечно. И потом, потребители тоже разные. Например, органическая продукция всегда стоит дороже обычной в два раза, не меньше. Но и ее покупают. Главное, чтобы все было по-честному.

Начинай базар!
Недавно в ФАС заявили, что поддерживают снижение максимальной доли крупных торговых сетей на рынке с 25 до 15 процентов. А вам как эта идея?

Денис Мантуров: К слову, ФАС после появления этой информации в СМИ официально заявила, что они не поддерживают снижение доли торговой сети с 25 до 15 процентов. Так что такой идеи у ФАС нет, как нет такой идеи и у нас.

Я не считаю, что в России какие-то привилегированные условия работы для торговых сетей. Их деятельность и так сильно зарегулирована. Почему нужно еще больше ужесточать, есть ли в этом смысл? Думаю, что 25 процентов — это оптимальный уровень. К нему адаптировались все — и участники рынка, и потребители, и муниципалитеты.

Сейчас, если доля торговых сетей превысила 25 процентов, им запрещено дальше расширяться. Но можно предусмотреть исключение из этого правила, например, если торговая сеть начала реализовывать свои инвестиционные проекты, когда не превышала установленный порог. И тогда установить: после реализации своих проектов доля сети не должна, например, превышать 35 процентов. Эта доля по Закону «О защите конкуренции» составляет порог доминирования. Это один из вариантов решения.

Другой вариант — поработать над методикой расчета розничного торгового оборота и того, как считать доли конкретных сегментов розницы в нем. Например, крупные гипермаркеты часто обслуживают не только конкретный муниципальный район, а смежные города и муниципальные образования. Сейчас их оборот засчитывается в оборот того муниципального образования, в котором они находятся. Мы работаем над этим совместно с ФАС России, министерством экономического развития и участниками рынка.

Другие страны могут быть для нас примером?

Денис Мантуров: В странах Запада доля нескольких крупнейших сетей (например, топ-5) в обороте розницы может достигать 60-70 процентов.

У нас же доля всей сетевой торговли, включая несколько сотен мелких региональных сетей, составляет менее 30 процентов, а по продуктам питания, по экспертным оценкам — около 50 процентов, а по данным государственной статистики, и того меньше — менее 40 процентов. Так что нам еще очень далеко до западного уровня консолидации и развития торговых сетей.

А вообще, наша торговля, с одной стороны, не имеет никаких мер господдержки, а с другой — развивается и является самой крупной отраслью экономики. С 1990 года оборот розничной торговли вырос в три раза. Сегодня потребительский рынок — это миллион торговых объектов, полмиллиона объектов общественного питания и бытового обслуживания. Это более 14 процентов ВВП России. В отрасли занято 13,5 миллиона человек.

Впечатляет? Но если отрасль обеспечивает нам существенный вклад в экономику, «тянет» за собой производство и смежные отрасли, зачем мы все время стараемся закрутить гайки, когда нужно делать наоборот — стимулировать развитие торговли?

Денис Мантуров: Сети не вытесняют мелких фермеров, просто мелким фермерам не обязательно пробиваться в торговые сети. Для них есть другие форматы торговли. Это рынки, ярмарки.

Вы знаете, где-то нужно смотреть на зарубежный опыт, а где-то все-таки использовать свои традиции — русские, советские. У нас всегда были ярмарки, базары. Кстати, во всем мире, и в развитых странах в первую очередь, ярмарки, рынки и малые форматы тоже очень развиты. Посмотрите, как идет торговля в других местах. Я много езжу по стране. И вижу, как вдоль дорог организованы базары, очень приличные, кстати. И они востребованы. Вот там есть возможность у селян торговать своей продукцией, которую они производят в небольших объемах.

Читайте также

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>